ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 28.12.2000 N 7-Г00-5 "О признании недействующими и не подлежащими применению статей 1, 2, 3 Закона Ивановской области от 6 июля 1998 года N 37-ОЗ"

Архив



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 декабря 2000 г. по делу N 7-Г00-5



Судебная коллегия но гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего              М.Н. Лаврентьевой,
    судей                              В.Н. Соловьева,
                                       А.М. Маслова

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 2000 г. дело по заявлению прокурора Ивановской области о признании недействующими и не подлежащими применению статей 1, 2, 3 Закона Ивановской области от 6 июля 1998 года N 37-ОЗ "Об усилении государственного контроля за легальностью производства и качеством реализуемых в розничной торговле спиртных напитков на территории Ивановской области" (в ред. Закона Ивановской области от 5 мая 1999 года N 12-ОЗ), о признании недействительными пунктов 1, 2, 9 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 31 июля 1998 г. N 584 "О введении на территории Ивановской области специальных защитных мер в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков", пунктов 2, 3 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 5 июля 1999 г. N 421 "О маркировке спиртных напитков специальными знаками (марками)" (в ред. Постановления Главы администрации области от 05.05.2000 N 396) по кассационному протесту прокурора Ивановской области на решение Ивановского областного суда от 23 октября 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М. Маслова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей кассационный протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации



установила:



Исполняющий обязанности прокурора Ивановской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению статей 1, 2, 3 Закона Ивановской области от 6 июля 1998 года N 37-ОЗ "Об усилении государственного контроля за легальностью производства и качеством реализуемых в розничной торговле спиртных напитков на территории Ивановской области" (в ред. Закона Ивановской области от 5 мая 1999 года N 12-ОЗ), пунктов 1, 2, 9 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 31 июля 1998 г. N 584 "О введении на территории Ивановской области специальных защитных мер в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков", пунктов 2, 3 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 5 июля 1999 г. N 421 "О маркировке спиртных напитков специальными знаками (марками)". Полагал, что указанные нормы нарушают гарантии единого экономического пространства, противоречат Федеральному закону "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".

Представители Законодательного Собрания и Администрации Ивановской области с заявлением прокурора области не согласились.

Решением Ивановского областного суда от 23 октября 2000 г. в удовлетворении заявления прокурора Ивановской области о признании недействующими и не подлежащими применению статей 1, 2, 3 Закона Ивановской области от 6 июля 1998 года N 37-ОЗ "Об усилении государственного контроля за легальностью производства и качеством реализуемых в розничной торговле спиртных напитков на территории Ивановской области" в редакции Закона Ивановской области от 5 мая 1999 года N 12-ОЗ противоречащими федеральным законам, не действующими и не подлежащими применению - отказано.

Прокурор Ивановской области подал кассационный протест, в котором просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявленные требования в полном объеме, так как суд неправильно применил материальный закон, допустил существенные процессуальные нарушения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия но гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим отмене.

Из материалов дела усматривается, что Законом Ивановской области (в части, оспариваемой прокурором) введены нормы, в соответствии с которыми установлено дополнительное ограничение на розничную реализацию спиртных напитков, за исключением пива, на территории Ивановской области, запрещена розничная торговля названной продукцией без подтверждения легальности ее производства и качества защищенной от подделок специальной маркой (знаком), наносимой на каждую единицу продукции (статья 1); порядок и условия проверки качества спиртных напитков, легальности их производства, стоимость специальной марки (знака) определяется Главой администрации Ивановской области, расходы, связанные с проверкой качества продукции, легальностью ее производства и получением специальной марки (знака) относятся на издержки обращения физических и юридических лиц, осуществляющих розничную торговлю алкогольной продукцией, выдачу и продажу специальной марки (знака) осуществляет одно из структурных подразделений администрации области (статья 2); реализация спиртных напитков без специальной марки (знака) влечет административную ответственность в виде штрафа в размере от 95 до 100 минимальных размеров месячной оплаты труда, налагаемого в установленном порядке на должностных лиц предприятий и организаций независимо от форм собственности, а также граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, суммы, полученные от применения штрафных санкций, зачисляются в областной бюджет, дела об административных правонарушениях рассматриваются административными комиссиями, органами внутренних дел, органами государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей, районными судами (статья 3).

Суд, отклоняя заявление прокурора, исходил из того, что Закон Ивановской области в оспариваемой части не противоречит федеральному законодательству, позволяющему вводить установленные Законом Ивановской области меры защиты, и не нарушает единства экономического пространства. При этом суд сослался на п. 4 ст. 12 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", в соответствии с которым в целях защиты от подделок субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

Вместе с тем, суд не учел, что данная норма подлежит применению во взаимосвязи с положениями, содержащимися в ст. 5 того же закона, которой предусмотрено, что к ведению Российской Федерации в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции относится введение обязательной маркировки марками акцизного сбора или специальными марками производимой и реализуемой на территории Российской Федерации алкогольной продукции.

Не дано судом анализа и иному федеральному законодательству, на которое ссылался прокурор в своем заявлении. Так, п. 2 ст. 12 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" предусмотрено, что алкогольная продукция с содержанием этилового спирта более девяти процентов объема готовой продукции, за исключением алкогольной продукции, поставляемой на экспорт, подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками; образцы марок, порядок и размеры их оплаты, правила маркировки устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Из материалов дела не видно, были ли специальные марки (знаки), наносимые на каждую единицу продукции согласно ст. 12 Закона Ивановской области, установлены Правительством Российской Федерации.

Введение каких-либо других марок для удостоверения легальности производства алкогольной продукции, как правильно указал суд в решении, к компетенции субъектов Российской Федерации не относится.

Кроме того, в соответствии с Законом РФ "О сертификации продукции и услуг" и постановлением Правительства РФ от 13.08.97 N 1013 "Об утверждении перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации, и перечня работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации" алкогольные напитки подлежат обязательной сертификации. При этом действие сертификата и знака соответствия распространяется на всю территорию Российской Федерации.

Нельзя признать достаточным доказательством отсутствия дискриминации производителей и поставщиков спиртных напитков из иных регионов факт наличия в розничной торговле Ивановской области алкогольной продукции, произведенной предприятиями ликероводочной промышленности других субъектов Российской Федерации. Для проверки доводов прокурора о нарушении единого экономического пространства суду надлежало выяснить, установлены ли различия по оплате стоимости специальной марки (знака) для производителей спиртных напитков, расположенных и зарегистрированных на территории Ивановской области, и для производителей (поставщиков) завозимых из-за пределов области спиртных напитков.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать отвечающим нормам материального права.

Кроме того, прокурор Ивановской области в своем заявлении просил признать недействительными пункты 1, 2, 9 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 31 июля 1998 г. N 584 "О введении на территории Ивановской области специальных защитных мер в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков", пункты 2, 3 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 5 июля 1999 г. N 421 "О маркировке спиртных напитков специальными знаками (марками)". Суд посчитал, что прокурор, подав дополнительное заявление, в котором уточнил свои требования в части оспаривания Закона области, не настаивал на рассмотрении заявления в части указанных постановлений.

Такой вывод сделан с нарушением требований норм процессуального права. в дополнительном заявлении прокурор не отказывался от ранее заявленных требований, в судебном заседании от них не отказывался. Суд производство по делу в части оспаривания пунктов 1, 2, 9 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 31 июля 1998 г. N 584 "О введении на территории Ивановской области специальных защитных мер в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков", пунктов 2, 3 Постановления Главы Администрации Ивановской области от 5 июля 1999 г. N 421 "О маркировке спиртных напитков специальными знаками (марками)" не прекратил и не рассмотрел по существу. Тем самым были нарушены требования ст. ст. 34, 195 ГПК РСФСР.

Из изложенного следует, что суд при разрешении спора неправильно применил нормы материального права, допустил существенные нарушения норм процессуального права. При таких обстоятельствах решение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, в ходе которого суду надлежит с учетом изложенного полно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, тщательно проверить доводы лиц, участвующих в деле, в соответствии с требованиями закона постановить решение.

Руководствуясь ст. 305 п. 2 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации



определила:



Решение Ивановского областного суда от 23 октября 2000 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости



Рейтинг@Mail.ru